Главная
Логин : Пароль :  

[ Регистрация ]   [ Забыл ]

[ Обсудить статью ]

[ << Другие статьи ]

В РУКОПАШНОМ БОЮ
ПОЕЖДАЕТ… СИСТЕМА
Публикация: Солдат Удачи 2[101]2003

Автор: О.Салех

Дата: 2003.02.26

 

Фото из архива автора,

коллаж Олега Курдина

 

Многочисленные случаи контактных боестолкновений военнослужащих Российской армии с бандитами в ходе двух чеченских кампаний еще раз показали, что умение сражаться врукопашную сдаче в архив НЕ ПОДЛЕЖИТ. В качестве примера можно вспомнить рукопашные схватки при операциях наших войск в Ботлихском районе, в районе сел Карамахи и Чабанмахи, при взятии высоты Эки-Тебе. Группа десантников шестой роты 104-го ПДП 76-й ВДД, принявших свой последний бой на высоте 776,0 в ночь на 1 марта 2001 г., уходила в бессмертие, сражаясь врукопашную с озверелыми моджахедами... Продолжать приводить какие-то иные аргументы в пользу необходимости изучения рукопашного боя бессмысленно — аксиомы не требуют доказательств.

Картинка с войны

...1986 год. ОКСВА. Гардез. 5б-я десантно-штурмовая бригада. В этот раз ефрейтору Владимиру П. командиром была поставлена задача сопровождать вместе с сослуживцем 7 афганцев, задержанных в ходе боевой операции, для передачи в особый отдел. До места назначения оставалось немного, когда идущий предпоследним афганец, неожиданно развернувшись, бросился на десантника. Владимир успел заметить, как в руках душмана сверкнул не обнаруженный при обыске предмет, напоминающий сапожное шило. Воспользоваться оружием не хватало времени. Поэтому, сделав шаг в сторону, Владимир поставил отводящий блок и ударом локтя другой руки буквально расплющил "правоверному" нос. Афганец, потеряв сознание, упал. Другие задержанные подчинились команде сослуживца П., наставившего на них автомат, и легли на землю, не пытаясь участвовать в нападении...

Сам Владимир П., рассказывая об этом инциденте, резко и в нецензурной форме отзывался о занятиях рукопашным боем. "Рукопашку" ему преподавали в ферганской учебке ВДВ, где он в течение 6 месяцев проходил подготовку перед отправкой в Афганистан. Рассказывал о "показушности" и о нереалистичности армейской "рукопашки". Утверждал, что, если бы не занимался перед армией в секции 1,5 года, "примерил бы цинковую пижаму" наверняка...

Сегодня на дворе 2003 год. В разгаре очередная военная реформа. Казалось, прошедшие войны и конфликты уже должны были заставить изменить что-то во взглядах на технику, тактику, методику обучения рукопашному бою личного состава.

Как же обстоит дело с подготовкой бойцов к "рукопашке" в современной Российской армии?

 

А воз и ныне там

Ответ прост и предсказуем — да никак. По-прежнему система под общим названием "рукопашный бой", имея все очевидные признаки морального устаревания, преподается формально, некачественно и нерегулярно. И здесь нельзя не согласиться с мнением известнейшего мастера контактного боя Тадеуша Касьянова. Будучи руководителем Всероссийской федерации рукопашного боя и традиционного каратэ, он поставил четкий и жесткий диагноз состоянию дел в этой области: "В плане подготовки бойцов армия ВСЕГДА была паразитом. Набирали людей, доводили их не до мастерства, а до нужной (вот только кому? — Прим.) кондиции и кидали их в бой. Сколько было локальных конфликтов: Литва, Латвия, Фергана, Тбилиси, Чечня... Они везде показали себя отвратительно, их подготовка не вызывает абсолютно никакого доверия. Мне приходилось работать с ребятами из спецназа (чучковская бригада СпН), ВДВ, морской пехоты, Погранвойск. Они же не подготовлены. Тренируют их абы как. Причем только выходцы из своих рядов. Никогда не приглашаются специалисты со стороны — это принцип. У выпускников пограничного училища рукопашный бой преподавал легкоатлет — это все равно что прыжки с парашютом вам преподавал бы учитель географии. И так почти в каждом учебном заведении. Побеждает не человек, а система..."

В унисон вышесказанному звучат и слова Александра Медведева, вице-президента военно-спортивной ассоциации УНИБОС (универсальная боевая система), инструктора рукопашного боя в Общевойсковой академии: "Прежде всего сама система, давно устаревшая и насквозь прогнившая, не способна рождать реального, а не виртуального воина. Помимо всего прочего, свою лепту вносит и практически полное отсутствие информации о наиболее практичных (в боевом отношении) системах. Так было раньше, да и сейчас не лучше".

А результат?

Нельзя утверждать, что ответственные за подготовку личного состава российских ВС к схваткам "один на один" сидят сложа руки. Но их "упорные" поиски боевой системы, наиболее полно отвечающей требованиям суровой армейской действительности, больше напоминают ловлю черной кошки в темной комнате. За многие годы чего только не вспыхивало на небосклоне, "тщательно" исследуемом "астрономами" соответствующих структур Минобороны! Боевое самбо, каратэ, бокс, дзюдо, система Кадочникова, многочисленные "новоделы" (системы рукопашного боя "домашнего разлива" последнего десятилетия). И что? И где? И доколе? Неужели нет ничего мало-мальски подходящего, требованиям сегодняшнего дня соответствующего?! Верится с трудом.

Между тем брошюр, пособий, всевозможных наставлений и прочего издано препорядочно, и не одна сотня гектаров леса на бумагу для них изведена. Внешне вроде бы все правильно и целесообразно, научные степени и спортивные регалии у отдельных авторов упомянутых трудов в наличии, иллюстрации к какому-нибудь "загибу руки за спину" бесподобны, не подкопаешься. И грифы, во времена "железного занавеса" столь неизбежные, вроде бы сняты, и собственной выделки инструкторами обзавелись, и материалов методических — своих и импортных — море, а результат... Что бы там ни утверждали ответственные господа-товарищи, факт остается фактом: на сегодняшний день у армии нет даже самой концепции развития и совершенствования системы подготовки л/с к единоборству с реальным противником. Большинство отобранных еще "при царе Горохе" армейскими методистами техник при применении в реальной боевой обстановке наводят выживших на серьезные размышления. А задуматься есть о чем: или техники "живут" своей полностью не соответствующей конкретным реальным ситуациям жизнью, или же для их полноценной отработки требуется время, сравнимое со сроками службы солдат времен Николая I.

 

Главное — черепицу подсушить

Впрочем, некое подобие искусства ближнего боя в войсках изучается. В основном в разведывательных подразделениях, частях СпН, ВДВ, морской пехоты и Погранвойск. К сожалению, преподаванием боевой системы, адаптированной к специфике ведения реального боя на реальной войне, здесь и не пахнет. На практике бойцы, полностью зависящие от доморощенного инструктора-сослуживца, осваивают лишь некоторую часть личного багажа последнего. Не более. Занимался "сэнсей" боксом (самбо, каратэ, дзюдо, греблей или футболом) — будут с его собственным арсеналом приемов и товарищи-однополчане относительно ознакомлены. Занятия же по предусмотренным еще наставлениям Минобороны Союза эффект дают стабильно лишь один — зеленую тоску в сочетании с фиолетовым унынием. Попытки механического заучивания так называемых "комплексов РБ": 1-го, 2-го, 3-го и т.д. — способны в основном лишь несколько разнообразить службу воинскую. Впрочем, в последнем случае деваться некуда — надо же что-то на плановых КПЗ да на "показухе" очередного "спортивного праздника", по случаю визита высокого начальства изобразить... Вот и зазубривают пацаны не более чем определенную последовательность движений, смысл которых им не особо и понятен. Не говоря уже о возможном применении телодвижений этих на поле брани. Главное, черепицу с кирпичами подсушить — подготовить, дабы не оконфузиться.

Что же касается подразделений, исторически несущих на своих плечах основную тяжесть войн и конфликтов, так они и об армейском-то варианте подобия "рукопашки" достаточного понятия не имеют. Взять ту же пехоту — "царицу полей". В критических ситуациях (опять на исторически сложившееся кивать приходится) тяготеет 19-летний пехотинец к тому в основном, чтобы перехватить родимый АК за ствол поудобнее да ахнуть ворога аки дубиной по буйной головушке.

Штукатуркой развалюху не поправишь

На этом фоне неправдоподобно ярко смотрятся всевозможные армейские сборные, участвующие в изредка проводимых, но заботливо опекаемых спонсорами турнирах. А как же они? Никто и не спорит — подготовлены спортсмены в погонах качественно. Да вот ведь беда какая — в окопах да на блокпостах не турнирные бойцы сидят, а призывники 19-летние. Не видать почти титулованных бойцов и в сопровождениях колонн, на "зачистках" да на горных тропах в разведвыходах. А распорядись судьба немногими мастерами рукопашного боя иначе, все равно ведь не залатать "тришкиного кафтана". Не хватит их, мастеров-то, попросту. И упорно кивать на "сборников", приводя их в качестве аргумента в пользу якобы здравствующей всеохватывающей системы подготовки бойцов, не стоит. Ни к чему с показным усердием (к тому же никого уже не обманывающим) штукатурить стены перекосившегося здания с осыпающимися перекрытиями.

 

Что делать?

Чтобы попытаться ответить на извечный вопрос "что делать", обратимся к мнению одного из известнейших профессионалов на ниве занятий боевыми искусствами, эксперту с 20-летним опытом Виктору Смирнову. В течение длительного времени он вместе со своим наставником Германом Поповым предпринимал немалые усилия по передаче опыта силовым структурам и ведомствам, проводя многочисленные практические занятия с их представителями. В число обучаемых им искусству боя входили бойцы ОМОНа, милицейского СОБРа, парашютисты-десантники 106-й и 76-й гвардейских ВДД, курсанты Рязанского института ВДВ. (Кстати, именно для ВДВ Г. Поповым был снят и учебный фильм, в котором В. Смирнов сыграл одну из ведущих ролей). О плотной работе с многочисленными сотрудниками охранных и детективных агентств и говорить не приходится.

 


Наша справка

Виктор Смирнов — представитель школы "Шанги" в РФ. Обладатель 7 дана UNITED KARATE CLUB; 7 дана MYANMAR AIKIKAI; 7 дана SHANGYI (U Thaung Din Style). Представляет боевую систему, до недавнего времени более известную в России как школа "Чой". Система родилась и прошла жесточайшую проверку смертельными схватками на землях "золотого треугольника" в Юго-Восточной Азии. Появилась в нашей стране более четверти века назад. Ее "советский патриарх" -Герман Попов. Будучи сотрудником посольства СССР в Бирме (сейчас — Мьянма), прошел курс обучения этой системе под руководством бирманского мастера У Таунг Дина. В 2000 году полномочия главы школы в России переданы Виктору Смирнову, а с разрешения главы школы мастера У Нюнт Дина введено название школы: "Шанги, стиль У Таунг Дина").

Будучи прежде всего прекрасным практиком, В. Смирнов считает, что логично и оправдано:

  1. Создание/формирование при участии представителей различных школ боевых искусств некоего координационного центра, способного осуществлять хотя бы информационное сотрудничество с представителями Минобороны.
  2. Привлечение в качестве разработчиков концептуально новых (для Вооруженных Сил) боевых систем и методов обучения им НЕ ТОЛЬКО надлежащим образом аттестованных специалистов. Обязательно участие самих военнослужащих, владеющих разнообразными техниками рукопашного боя и обладающих опытом их практического применения при ведении боевых действий. При привлечении последних решится и проблема "внутреннего отторжения" — зачастую не оправданного неприятия военнослужащими ранее неизвестного им практического и теоретического материала.
  3. Подготовка, изготовление и распространение методических пособий и учебных видеофильмов. И опять же при условии обязательного участия самих обучающихся. Все это — с непременным учетом фактора достаточно быстрого "морального старения" имеющихся учебных пособий и оперативным реагированием на вносимые жизнью коррективы.
  4. Создание "контрольных учебных групп" из числа офицеров и контрактников. Безусловный акцент на л/с спецподразделений и частей, принимающих непосредственное участие в боевых действиях. Необходимо привлечь специалистов в области боевых искусств для занятий именно с этими группами. Следует рассмотреть все возможные варианты — от работы на постоянной основе до проведения с определенной периодичностью тематических тренингов, мастер-классов и семинаров.
  5. Регулярное проведение проверочно-аттестационных мероприятий для членов вышеупомянутых "контрольных учебных групп". Организация их использования уже в качестве инструкторов в воинских частях и подразделениях. (При реализации данной мини-программы можно вести речь о подготовке в течение 1-1,5 года специалистов — инструкторов первого (начального) уровня. Обязательность дальнейшей подготовки этих инструкторов соответствующими экспертами подразумевается).
  6. Организация мероприятий (пусть и проводимых периодически -с учетом ограниченных материальных возможностей ВС), связанных с кратковременными ознакомительно-демонстрационными выступлениями. Подобные выезды в места дислокации воинских частей специалистов, представляющих различные направления в боевых искусствах, следует проводить в соответствии с рекомендациями координирующих эту деятельность структур, упомянутых в П.1.

Сдерживающие факторы

Думаю, разработка и "шлифовка" подобных предложений — с учетом мнений максимального количества авторитетных специалистов — вполне могли бы стать основой концепции развития системы рукопашной подготовки личного состава ВС РФ.

Но при этом следует учитывать, что:

* Функционирующая в настоящее время система вряд ли заинтересована и в частичном видоизменении существующего положения. Кому же охота тесниться или уступать место действительно профессионалам своего дела, теряя насиженное и "годами безупречной службы" добытое место?

* Вряд ли поддается прогнозированию количество руководителей федераций боевых искусств и иже с ними, способных с альтруистическим энтузиазмом принять участие в довольно-таки трудоемком и, надо быть откровенным, отнюдь не благодарном процессе.

* Многие из них уже имели печальный опыт общения с чиновниками от Минобороны и иных силовых структур, что также вряд ли добавит желания выступить на этом поприще.

* Взаимоотношения между организационными структурами, представляющими интересы различных направлений боевых искусств, весьма и весьма далеки от безоблачных. А посему без создания независимого координационного центра положительный результат можно смело ставить под сомнение.

* И — самое грустное: созданная Морихэем Уэсибой система фактически выступила в роли одного из объединивших нацию факторов в трудное для Японии послевоенное время. Но подобные лавры создателя и патриарха айкидо, ставшего национальным героем своей страны, вряд ли прельстят российских функционеров...

 


Наша справка

Боевая система школы "Чой" имеет характерные особенности. И интерес представляет именно для "прикладников" — тех, кто по роду своей службы сталкивается с противником не на татами или борцовском ковре. Подтверждением ее эффективности может стать успешное прохождение обучавшихся в школе "Чой" службы в ДРА (РА) в подразделениях ОКСВА, специализирующихся на постоянном ведении активных боевых действий. Визитной картонкой школы "Шанги" является базово-кустовой метод рукопашного боя, внедрявшийся и проходивший апробирование в воинских подразделениях Минобороны СССР с учетом специфики непосредственного столкновения с противником. Для техники шкалы характерна жёсткая силовая работа, близкая по технике и "наполненности" к каратэ. Она дает возможность эффективно действовать на ВСЕМ пространстве вокруг противника и особенно — в близком контакте с ним.


 

Рекомендации профессионала

Так что же делать сегодня и сейчас тем, у кого уж точно "без просвета", т. е. абсолютному большинству российских военнослужащих? Ведь качественное изучение техники боя лишь посредством механического повторения увиденного на видеокассетах практически нереально. Количество гениев самообразования в этой области не в пример, скажем, точным наукам далеко не впечатляет.

По мнению В. Смирнова, определенный выход в виде практически универсальной схемы действий есть. Итак, рекомендации профессионала.

* Создать в своем подразделении некое подобие базы данных (библиотека в сочетании с видеотекой), причем разнообразие и неоднородность собранного материала могут сыграть здесь только положительную роль. Так же актуально и самообеспечение необходимым инвентарем, пусть и "самопальным".

* Осуществить отбор необходимых для изучения техник — как отдельных приемов, так и их связок, комбинаций — с учетом специфики задач, стоящих перед конкретным подразделением. Адаптировать их к себе и своим сослуживцам. Действительно, если сотрудникам МВД поневоле приходится делать больший акцент на технику обезоруживания, задержания, конвоирования и т.п., то у армейских спецназовцев или десантников во главе угла стоит прежде всего работа на поражение. Разумеется, четкого ограничения тут быть попросту не может, речь идет именно об акценте. Процесс самостоятельного выбора "под себя" техник рукопашного боя и спецподготовки, а также методик их обучению, являющийся пока лишь тенденцией, должен оформиться именно в творческий и организованный процесс с учетом всех известных минусов и плюсов.

* Сделать правилом обязательное обсуждение (в том числе и с критических позиций) прочитанного, увиденного и изученного с регулярным внесением корректировок. Процесс должен стать именно творческим!

* Самостоятельно решить вопрос организации встреч-соревнований, пусть и на "местном" уровне — хотя бы с ближайшими к месту вашей дислокации соседями.

* Строить учебный процесс на фундаменте "трех китов эффективности": искренней заинтересованности, целесообразной постепенности и не зависящей от внешних факторов регулярности занятий. Формирование каждого из этих свойств доступно энтузиастам своего дела даже в нынешних похоронных условиях "альтруистического поневоле" существования российского воинства.

В. Смирнов подчеркивает, что решение этих вопросов не лежит в заоблачных пространствах, а зависит исключительно от желания и методической подготовки обучающих. В связи с этим — один из главных советов для армейских рукопашников:

- золотое правило — НИКОГДА, НИКОМУ и НИЧЕГО не навязывать! Помнить, что основа основ творчества и любви к своему делу — ПРАВО свободного выбора, катализатором которого может быть лишь искренний интерес и желание обучаться.

В свое время представители школы выходили на решение этого сложнейшего вопроса эмпирически: скептически позевывающие здоровяки роты курсантов легендарного РВВДККУ (ныне — Институт ВДВ Минобороны РФ), меланхолично поглядывающие на "заезжих акробатов", моментально менялись, получив приглашение поработать с гостями в режиме реального боя. Ничего не попишешь, таковы особенности родимого менталитета — "Пока... шишка не вскочит, мужик (из числа самих же обучающихся)... новой системой боевой подготовки не заинтересуется". При этом не меньший, а то и больший интерес активно пробуждался не только у "ассистировавших", но и у 100% их же боевых товарищей. Так же — с аналогичным результатом представители школы работали ВО ВСЕХ подразделениях, в которых доводилось демонстрировать технику боя. Ну а решение вопросов организации хотя бы периодических посещений частей и подразделений специалистами в области боевых искусств российскому Минобороны вполне по плечу, были бы желание и руководящая воля. Главное — начать.

 

От редакции. Тема, затронутая автором статьи, очень актуальна. Многие военнослужащие признают, что система рукопашной подготовки в войсках отсутствует. Олег Салех высказывает свое мнение, свой взгляд на решение этой проблемы. Мы согласны выслушать всех, кому не безразлична судьба наших солдат и офицеров. Приглашаем к открытому деловому разговору.


 

Обсудить статью

[ В начало ]

 


Длина тематической ветви не более 16 ответов.

Cообщения, не относящиеся к тематике сайта, оскорбляющие участников или содержащие ненормативную лексику, будут удалены без предупреждений. Объявления или сообщения, носящие рекламный характер, будут также удалены.

Модератор: info@kanrit.ru

 

   Открыть новую тему


 

 


Рейтинг@Mail.ru   Rambler's Top100

 

Разработка веб-сайта 2000г. AtSEO.ru