Главная
Логин : Пароль :  

[ Регистрация ]   [ Забыл ]

[ Обсудить статью ]

[ << Другие статьи ]

Готовить вытяжку из трав…

Автор: Ю.Талагаев

Дата: 2003.04.09

 

Готовить вытяжку из трав -

Труд непомерного терпенья.

Необходим спокойный нрав,

Чтоб выждать много лет броженья.

Тут к месту кропотливый дар,

Предмет по-женски щепетилен.

Хоть черт учил варить отвар,

Но сам сварить его бессилен.

И.В.Гёте

 

И может правда, что нет путей кроме торного…

Б. Гребенщиков

 

Однажды, из-за сомнений в содержании очередной научной статьи, мне был дан совет: "Спрячь готовую работу в стол на месяц. Когда придет время, вернись к ней, подправь и спокойно публикуй". Так уж получилось, что писать это сообщение брался дважды. Трудно работать над темой, в которой не являешься специалистом высокого уровня. Сколько не брался, всегда, так или иначе, остается некоторая неудовлетворенность. Тем не менее, произошедшие со мной за последнее время подвижки в занятиях боевым искусством непреклонно подводят к желанию высказаться, особенно если учесть тот факт, что БИ было и остается большой составляющей собственной жизни.

Неоспоримым является то, что Учитель и Школа являются стержнем, вокруг которого разворачивается любой процесс развития. Зачастую все проходит неосознанно. Бывает, что или обстоятельства или сам человек рвут установленные связи, но все возвращается на круги своя, а качество деятельности, как известно, измеряется числом благодарных учеников, последователей и просто почитателей. Это касается не только школ боевых искусств, понятия могут быть перенесены на любую почву. В связи с этим, каждому полезно посмотреть на свое место в общем потоке событий, связанных с эволюцией практикуемого направления, соотнести и сравнить результативность собственной деятельности. Подобный анализ необходимо вести очень осторожно. Уровень знаний, возможностей и самое главное — мышления, могут не соответствовать предмету. Тогда выводы могут оказаться неправильными. Не нужно снимать с себя собственный кафтан и примерять на окружающий мир, он непременно окажется узким.

Мое собственное отношение к занятиям Шанги трудно раскрыть в нескольких словах. Главный вопрос: "Зачем я это делаю?",- все как-то остается без ответа. Точно можно сказать только одно: путь, по которому иду, сопряжен с раскрытием (открытием) собственных возможностей, радует, что окружают интересные люди и друзья, и часто ничего не остается делать, как размышлять над удачами и неудачами. Да, именно размышлять, сопоставлять, сравнивать, пробовать и спокойно продвигаться все дальше и дальше, особенно после очередной поездки в Москву и последующей "постсеминарской" работе в группе. Большую роль в этом процессе играет доверие, которое испытываешь к людям, позволяющим прикоснуться к древним знаниям (семейной) Школы.

Это теперь. А началось все с моей первой доверительной встречи на семинаре с ведущими мастерами школы В.В. Смирновым, О.В. Матаевой, а в последствии и с Г.В. Поповым и др. Если бы тогда, а уже прошло более двух лет с момента первой встречи, мне не было бы оказано элементарное гостеприимство, участие и внимание, то уж и не знаю, как сложилась бы моя судьба в области БИ. Тогда настал очень трудный этап, связанный с изучением методики тренировок, техник, переосмыслением самостоятельно накопленных знаний и, как и положено, я уехал домой отрабатывать страховки. Каждую следующую поездку связи крепли, инструктора давали дельные советы, правилась техника, перерабатывалось море информации, пришло осознание текущих и дальних целей. Вот и пришла необходимость сделать кое-какие выводы.

По-моему бессмысленно искать общий знаменатель в сути занятий БИ. Можно найти множество мотивов, от серьезных до меркантильных. Каждому свое. Возможно, истина в том, что человек приходя в Школу, берет и отдает в равной степени и без этого невозможен прогресс Знаний. Чем больше сможет взять на свои плечи, тем больше и отдаст. Здесь не следует понимать, что на 100 показанных техник человек внесет в арсеналы 100 своих. Речь идет о динамичном развитии знаний, где в равной степени нужно смотреть вперед (над этим, развивая родовой стиль, работал У Таунг Дин, найдя общие основы между карате и айкидо и другими направлениями БИ) и назад к корням, истории (над этим, общаясь с хранителями древних знаний, работает В.В. Смирнов). Наша роль — посильно участвовать в этом прогрессе Знания Школы.

Тот, кто хоть немного имеет опыт в Шанги не станет возражать против большой роли, которую играет В.В. Смирнов в развитии Школы на современном этапе. Даны здесь не причем, отражая, однако, высокий уровень знаний и умений (а главное — опыта) человека. Не в них дело. За всем, что видно с наружи, а это тренировки, регулярные поездки в Мъянму, организация и проведение семинаров, общей деятельности по развитию Шанги в России, просматривается глубокий дух исследователя, если так можно выразится, реставратора. Это можно увидеть уже в простых высказываниях и уж тем более в публикациях. Вместе с тем, В.В. Смирнов не только "пишет интересные статьи", раз за разом, предлагая продуктивную к размышлению информацию (это лишний раз подтверждает открытый характер работы руководителя Школы). Кто кроме него сможет писать так глубоко и внятно о Шанги в мире?

Не менее важно и то, что Виктор Валентинович не устает работать на сайте в режиме: "Вопрос — ответ", готовя в результате семинары по "наболевшим" вопросам. На них всегда можно получить из рук Мастера подробный ответ на любой вопрос. Разъяснения тонких моментов и особенностей техники идут от богатого опытом методиста. Умело выделяется ключевые положения, всегда обращается внимание на действенность техники, проводится связь с другими. Остается только удивляться уровню этого человека. Сколько за этим самостоятельной работы? Трудно оспорить, что разница между плохим и хорошим учеником состоит в том, что первый — повторяет, второй — обобщает и задает вопросы. Хорошие вопросы предполагают обдуманность данной проблемы человеком. Нужно вникнуть в суть. Иногда правильно поставленный вопрос, по сути, является ответом. Отсюда следующий вывод: хороший вопрос — это шаг в развитии, Вашем развитии. Мастер помогает идти.

О технике Школы можно написать не одну книгу. Это доступно узкому кругу специалистов с большим и реальным опытом, а сама проблема весьма деликатная. Это обусловлено тем, что разговор в итоге сводится к философской проблеме — "Пути познания".

Мышление есть результат эволюции органических систем. Игра, как известно, фундаментальный вид поведения и важнейшее условие развития. Именно с игровой деятельности ребенка, оперирующего предметами, начинается знакомство человека с внешним миром. Игра реализует функцию исследования и познания. В дальнейшем, в более "усложненных играх" формируются обобщения, развивается абстрактное мышление. А так как познание окружающего мира необходимое условие выживания, то игровая деятельность, совершенствуясь, приобретает существенно иной характер. Игровая деятельность разворачивается уже в иной "безопасной" сфере — сфере мышления. "Игрушками" становятся мысленные модели, а моделирование — естественным свойством сложноорганизованных систем. Качество модели проверяется реакцией мира на их применение. В целом же "игры разума" воплощаются в стратегии познания и поведения индивида.

Конкретный прием, схема тактического действия, комплекс формальных упражнений — это модель поведения в поединке, в которой лишь определенные свойства, связи и отношения объектов приняты в качестве основных, существенных. Другие свойства, связи и отношения считаются малосущественными, а третьи не учитываются вообще — модель абстрагируется от их существования. Таким образом, модели сколь угодно высокого уровня принципиально ограничены. Занимающиеся, упорно стремящиеся прийти только к умению выполнять стандартные схемы в реальной обстановке, зря теряют время. К сожалению (для подавляющего большинства адептов) это недостижимая цель, поскольку любая модель является вероятной копией реальной действительности и не может охватить всех случаев и ситуаций.

Ситуация реального поединка является комплексной системой и характеризуется внутренней динамикой существенного — изменениями собственных системообразующих свойств и зависимостей, то есть изменениями не только на уровне конкретных проявлений, но и на уровне своей сущности. В силу этого невозможно выявить исчерпывающий и надежный инвариант системы — общую модель ее устойчивых неизменных характеристик, позволяющую исследовать и контролировать все конкретные ситуации. Использование инвариантов возможно, но лишь в ограниченных пределах, причем описать эти пределы точным и полным, исчерпывающим образом нельзя. Прошу извинений у читателей за то, что воспользовался специальной терминологией. Ниже постараюсь стать более понятным.

Таблица базовой техники Школы в первом приближении есть "в особом порядке" перечисление основополагающих схем-моделей. Накоплением и шлифовкой каждой из них по отдельности и в целом занимались мастера прошлого. В этой связи, например, отдельный иппон является выражением определенных закономерностей ситуации боя (стратегии поведения) и может быть сравнен с произведением искусства (таковым, несомненно, является Сань Хуан Фа). Последние, как известно, являются объектом эстетического восприятия, их рассматривают, изучают, копируют, и … развешивают на стены (!!!). Чтобы создать подобное нужно творить, многим жертвовать. Любой может нарисовать квадрат Малевича, только вот попробуй-ка создать нечто подобное по концептуальному замыслу. Специфика боевых искусств предполагает также разнообразные поисковые пробы — реальные поединки, а не только теоретическую деятельность с их абстрактными моделями. Результат этого поиска не может быть известен заранее. Древние знания Шанги более прочны, поскольку ценность знаний Школы, на что неоднократно обращал внимание В.В. Смирнов, всегда определялась их адаптивной ценностью, т.е. направленностью на выживание человека.

Особенностью Шанги, определяющее ее место в системе боевых искусств, является то, что методика школы направлена на системное познание окружающего мира. От отдельных техник к их комбинацям, от частного к общему — это суть первой и второй ступени обучения Шанги ("Сила" — "Связь"). По этому вопросу О.В. Матаева привела, однажды, удачное сравнение: "Вся техника (знания) — это пирамида — у нее широкое основание и одна (единственная) вершина". Физическая подготовка, наличие комбинаторного мышления в совокупности со знанием техники можно считать достаточным в плане подготовки к поединку. Зачем тогда нужна третья ступень? Что видно с "вершины пирамиды"?

Ответ достаточно прост в понимании, но, видимо, трудно достижим в реальности. Система несводима к составляющим ее частям. Так же как и свойства ее элементов не дают простым суммированием пониманием целого. Третья ступень (это мое мнение) как раз направлена на восприятие и развитее того, что находится над формальной стороной боевого искусства. Это духовная сфера. Сфера гармонии. Если до этого под ситуацией, "опасной" для жизни человека, понимался только поединок, то на высшей ступени экстремальная ситуация понимается более широко, как взаимодействие человека с окружающим миром — Вселенной, который развивает необходимые "навыки" медитативными техниками, работой с первоэлементами и др.

 

Моей основной целью было, насколько возможно на данный момент времени, попытаться разобраться в собственном понимании Шанги. Человеку суждено искать истину. Духовную, или какую-либо другую, кому -как. Главное, не увлечься "работой на кумира". Чужой жизнью не проживешь. Допускаю, что некоторые высказывания спорны, или взял на себя слишком много. Есть вопросы, по которым так и не высказался. В целом же закончить работу хочется словами Д. Пойа: "Лучший способ изучать что-либо, это открыть самому".


 

Обсудить статью

[ В начало ]

 


Длина тематической ветви не более 16 ответов.

Cообщения, не относящиеся к тематике сайта, оскорбляющие участников или содержащие ненормативную лексику, будут удалены без предупреждений. Объявления или сообщения, носящие рекламный характер, будут также удалены.

Модератор: info@kanrit.ru

 

   Открыть новую тему


 

 


Рейтинг@Mail.ru   Rambler's Top100

 

Разработка веб-сайта 2000г. AtSEO.ru